Головна сторінка

Guide to Office Politics



НазваGuide to Office Politics
Сторінка1/8
Дата конвертації27.03.2016
Розмір1.77 Mb.
ТипGuide
  1   2   3   4   5   6   7   8


Йооп Сгрийверс

Как быть крысой. Искусство интриг и выживания на работе




http://www.natahaus.ru/

«Как быть крысой. Искусство интриг и выживания на работе»: Олимп Бизнес; Москва; 2005

ISBN 5 9693 0033 0

Оригинал: Joep Schrijvers, “The Way of the Rat: A Survival Guide to Office Politics”

Перевод: Е. Незлобина

Аннотация



Эта книга не о животных, эта книга — о людях крысах. Автор утверждает, что крысой можно родиться, а можно развить в себе все крысиное, чтобы преуспеть в этом мире. Сгрийверс составляет портрет человека крысы, используя опыт множества людей, поделившихся с ним своим «гадством». Человек крыса постоянно все просчитывает, оценивает шансы и возможности и изящно обходит любые ловушки. Как крыса «прогрызает» себе путь, на каком языке общается, какие приемы использует? Ответы на эти и множество других вопросов вы найдете на страницах книги. Вы даже сможете протестировать себя и определить, какая крыса в вас живет.

Книга «Как быть крысой» будет интересна широкому кругу читателей.

Йооп Сгрийверс

Как быть крысой.

Искусство интриг и выживания на работе



И таким образом, о, всевидящий, искусство — лишь тропа и шаг моей воли: воистину, моя воля к власти идет по стопам твоей воли к истине!

Фридрих Ницше. «Так говорил Заратустра»
Эти два дара сосуществуют вместе; один из них отдельно великодушно служит для того, чтобы переделать деяния прошлого, «грехи» которого нависают как Дамоклов меч над каждым новым поколением; а второй, сочетаясь с обещаниями, служит для воздвижения в океане неопределенности, которым по определению является будущее, островков безопасности, без которых в отношениях между людьми было бы невозможно развитие, не говоря уже о продолжительности.

Ханна Арендт. «Состояние человека»
Всякое сходство с реально существующими людьми или организациями — не более чем случайное совпадение. Если вы узнали себя в какой то из рассказанных здесь историй, не беспокоитесь: она о ком то другом.

Предисловие



Мне было 25 лет, когда я принял решение провести первую половину моей карьеры в пылу баталий, а вторую — в тишине и спокойствии размышлений. Я только что продрался через первую половину и счел данную книгу подходящим завершающим аккордом. Это типичная сборная солянка: местами автобиографическая, местами практическая; иногда критическая, иногда язвительная; где то устремленная в будущее.

Подчас меня спрашивают, не было ли у меня несчастного детства, не травмирован ли я своей работой и не является ли именно это объяснением, почему я читаю лекции о грязных приемах, используемых в организациях. Ни то ни другое неверно. У меня было счастливое детство, и я не был травмирован. Каждый, кто внимательно прочитает эту книгу, поймет, что побуждало меня. Для этого не требуется научная степень по психологии.

Мне хотелось бы поблагодарить многих людей, поделившихся со мной тем, как они использовали все эти грязные приемы, взятые в качестве модели для создания в моей книге портрета крысы. В течение года я беседовал с несколькими людьми, признавшимися мне в их «гадстве». Я обещал сохранить анонимность и по этой причине не называю их имен, но искренне благодарю всех за откровенность.

Кроме того, мне хотелось бы сказать «спасибо» Хансу Янссену. Он постоянно воодушевлял меня как на чтение лекций, так и на написание этой книги. Он обеспечил меня нужными связями, а великолепное человеческое чутье подсказывало ему, как справляться с моими капризами. Эту книгу я писал в Германии. Я жил в горах, вблизи от провинциального городка Берхтесгадена, в местечке, далеком от цивилизации, где компьютером даже и не пахнет (non PC), а связаться с миром можно, пожалуй, лишь по сотовому телефону. В подобных местах невольно задумываешься о том, на какие расстояния способны перемещаться некоторые крысы. Моя хозяйка Ингрид Хеллмисс знала, как подбодрить меня добрым словом и куском сверхсдобного Torte1. И наконец, я хотел бы выразить благодарность моему другу Петеру Хайстеркампу за невероятное терпение, проявленное им, когда голова моя витала в облаках и я так увлекался, что забывал обо всем и не слушал его истории, думая о своем, и совершенно игнорировал работу по дому. Эта книга никогда не была бы написана без его терпения.
Йооп Сгрийверс, Амстердам, лето 2004 г.

Глава 1

Добро пожаловать в канализацию



Я не вполне уверен, стоит ли писать это письмо. С одной стороны, я убежден, что в наше время совершенно необходимо рассказать вам об игре в борьбу за власть, которая идет в организациях. С другой стороны, не хочу, чтобы ко мне относились как к жестокому консультанту, мстительному наблюдателю или циничному прагматику. В конце концов, я просто человек и хотел бы, чтобы меня считали не менее этичным, чем остальных. Но, тем не менее, собираюсь обсуждать поступки (поведение), которые люди называют «сумасбродными», «оскорбительными», «убийственными» и «издевательскими».

Мы будем применять на практике искусство тайно вредить боссу, оказывать сопротивление всем этим менеджерам соглядатаям с неправомерно высокой зарплатой, которые следят за каждым вашим движением, а также рассмотрим способы «обойти» коллег и сотрудниние, чем простое «разве это не ужасно?» деревенских сплетен.

Таким образом, как бы ни были соблазнительны слухи, я не собираюсь участвовать в этом. Если вы ищете грязные истории о крупных компаниях со злобными и нечистоплотными руководителями, должен вас разочаровать: я не могу предложить вам ничего подобного. Возможно, вам стоит подписаться на какой нибудь глянцевый журнал о бизнесе или купить одну из дешевых бульварных книжонок, в которых подъем и падение крупной корпорации описываются на манер греческой трагедии. В подобных книгах полно драматизма и напряжения. Все и вся смакуется в мельчайших деталях. Общий тон задают обязательные ингредиенты: нож в спину и предательство. Увлекательно, не так ли?

В моем письме нет скандалов и известных имен, нет откровений и expose2. Это сделано намеренно, потому что меня больше интересовали правила окольных путей, азбука порочности, структура вероломства. Сенсационность слишком сильно отвлекала бы от рассматриваемых проблем.

Второй причиной, для того чтобы пристально взглянуть на гадство, могло быть глубокое и доставляющее удовлетворение ощущение самобичевания. Только представьте книгу, в которой страница за страницей корпоративная интрига раскрывается во всем ее коварстве и, с регулярностью метронома, факты перемежаются обвинениями: вина, люди, вина, поступок, вина. Я этого не вынесу!

По какой причине? Самобичеватель тщательно отслеживает, что является правильным, а что нет. И что еще хуже, он точно знает, где проходит граница между хорошим и плохим, где кончается корпоративное единство и начинается гадство. Такие люди презирают «приемы», «смертельные удары» и «мальчиков для битья» — не важно, пользуются они этим сами или кто то другой. Само бичеватели не хотят пачкать руки, что иногда бывает неизбежно в царстве менеджмента. А так как у них фобия на грязь, они хотят очистить всех и вся вокруг себя.

Самобичеватели не обвиняют других людей, они винят себя. Они одиноко стоят в собственноручно устроенной заводи лицом к выдвинутым самим себе обвинениям и тайно восхищаются грязными приемами, свержениями с трона, шантажом и жестокостью. Будем честными: в действительности никому не удается всегда оставаться с чистыми руками. Самобичеватель постоянно уличает себя.

Если бы мне пришлось писать письмо о гадстве в таком ключе, то получился бы скучный, субъективный документ. Так что здесь вы не найдете обвинений. Никого не судят, никто не устанавливает стандарты.

Теперь рассмотрим третью возможную причину. О ней меня спрашивают многие слушатели, как только я начинаю читать мой курс «Как стать крысой». Да. Это так. Я уже читаю лекции на эту тему. Так вот, они часто говорят: «Я здесь, потому что хочу научиться распознавать то, что происходит, и предпринимать шаги, чтобы избежать этого».

Идиоты! Их извиняющиеся лица все еще стоят перед моим взором. Красные пылающие щеки, потеющие подмышки и нервное хихиканье — все это точно указывает на то, о чем они хотели спросить в действительности. Вы надеетесь на чудо, которое направит их слова в другое русло и они произнесут что то вроде: «Я действительно хочу сделать моего босса», «Я действительно домогаюсь именно этого» или «Я сделаю все, да, все, чтобы сорвать планы той команды». Вы надеетесь на чудо Господне, на одурманивающий аромат злобы, вкус мщения, жажду унижения, но с их уст срываются такие правильные слова: «Я хочу быть способным распознать это и предпринять шаги, чтобы избежать этого». И они всегда так счастливы! Счастливы! Редко можно увидеть таких испуганных людей настолько счастливыми, когда они получают желаемый ответ. Потому что такой ответ ставит их вне подозрений. Они вне огневого рубежа.

На самом деле они пытаются сказать, что не желают иметь ничего общего со всей этой грязью, а хотят выучить как можно больше приемов для укрепления линии обороны. Они полагают, что, сделав это, сохранят свою честность и уменьшат вероятность надувательства.

Если вы ищете подобную книгу, ищите ее в другом месте. Могу порекомендовать массу книг из серии «Помоги себе сам», в которых рассказывается, как поладить с боссом. В них приводятся характеристики руководителей и советы, как держаться от них на расстоянии вытянутой руки. Часто это лишь плохо замаскированные учебники по выработке уверенности в себе.

В моем письме я намерен пойти гораздо дальше. Я не хочу, чтобы вы продолжали оставаться жертвой, а убеждаю вас опуститься в грязь по доброй воле. Почему бы вам не стать боссом из Преисподней? Таким, который постоянно все просчитывает, оценивает шансы и возможности и изящно обходит любые ловушки? Таким, который готов оттолкнуть нижестоящих и присосаться к вышестоящим при первой возможности?

Научное исследование — вот веская причина, чтобы долго и пристально вглядываться в грубость, жестокость и притворство. Наш интерес может быть чисто научным. Мы лишь восхищаемся темной стороной человека и человечества и страстно желаем понять, объяснить и предсказать эту темную сторону. Разве не так?

Нам бы хотелось создать нейтральный словарь для описания и упорядочения характерных черт, которые мы раскроем. Нейтральный, потому что, будучи научными наблюдателями и беспристрастными зрителями, мы хотим обозначить поведение homo sapiens, и наши предпочтения или порицания не играют никакой роли. Мы держимся на определенной дистанции от повседневного языка, так как он обременен эмоциями, опытом и критикой. Так мы сможем наблюдать порочных менеджеров и их работников в привычной среде обитания — в их организациях, — чтобы выяснить, при каких обстоятельствах, какая форма грубости, каким человеком воспринимается и до какой степени.

Мы пытаемся определить закономерности их политического поведения. Назовем эти закономерности «законами». Пример? Все менеджеры, даже самые милые и симпатичные, в конечном счете, ведут себя как придурки. Причина такого поведения является частью «неписаного» правила поведения, которого придерживается менеджер. Естественно, мы выбираем нейтральные или научные термины и описываем законы следующим образом: «Менеджеры отдают приоритет интересам организации в тех ситуациях, когда возникает конфликт интересов. Причина такой расстановки приоритетов кроется в самой роли тех, кто осознает свою функцию лидера».

На самом деле в данном научном подходе нет ничего плохого. Совсем наоборот. Нейтрализация языка и усиление строгого контроля над субъективностью и личными предпочтениями обнажают вещи, которые в противном случае остались бы скрытыми. Нет, все идет наперекосяк, когда люди — профессионалы — используют такой научный язык в их повседневном окружении. Тогда возникает интеллектуальный бред.

Интеллектуальный бред



Именно интеллектуальный бред является истинной причиной того, что нам следует заняться гадством так, как мы это делаем. И это требует некоторых объяснений.

Как я уже говорил, одна из самых больших наших ошибок — это использование научного жаргона для описания того, как мы устраиваем «веселую жизнь» боссу и избавляемся от коллег. В этом случае мы попадаем в ту же самую яму, в которую угодили многие профессионалы, когда они наслаждались обучением в высшей школе, в университете или на бесчисленных курсах, где интенсивно учат использовать нейтральный словарь научных дисциплин.

Большая часть современного профессионального тренинга в основном заключается в языковом обучении. Профессионалы неожиданно начинают пользоваться такими терминами, как «модели», «поэтапные планы», «сходные характеристики», «планы действий», «исполнители», «проверки», «управленческие модели» и т.д. Подобное использование специального языка может быть благом и украшением для ученого, но часто становится проклятьем и выражением скудости языка для неспециалиста.

Объективный язык лишает действия этих людей всех эмоций и оттенков. Я хочу сказать, что они пользуются языком как наблюдатели для описания их действий в качестве участников. Они не мухи на стене, но активные участники социального сношения — о, простите, — люди с их противоречиями, страстями, горестями и страхами. И вам не следует пользоваться научным словарем при таких обстоятельствах. Вам надлежит применять язык заводских курилок, язык забегаловок, язык сплетен. Другими словами, язык, который вы используете дома, когда работа вас достала. Именно этот язык.

Профессиональная и квазинаучная терминология вызвала дискуссии о том, что она придает респектабельный вид профессиональной деятельности, покрывает ее глянцем невинности, стирает кровь со стены, отмывает грязь с крыльца, сглаживает неровности изгибов. Профессиональное обучение есть не что иное, как обучение благопристойному словарю, обучение говорить вежливо и пользоваться вилкой и ножом.

Но означает ли это, что наши организации стали невероятно приличными? Избавились ли мы от всех следов гнусных и жестоких махинаций? Вбили ли в нас, наконец, Великий Процесс Очеловечивания?

Нет. На определенном этапе карьеры профессионалы понимают, что их охватил интеллектуальный бред. С одной стороны, у них имеется арсенал отработанных, вежливых профессиональных моделей; с другой — каждый день они сталкиваются с диаметрально противоположным. Раздаются скрежет и стенания, ничто ничему больше не соответствует. Это весьма болезненное положение, из которого многие пытаются вывернуться. Получается ли у них? Могут ли они действительно измениться? Нет, не могут.

Большинство профессионалов просто превращаются в шизофреников, ведущих двойную жизнь. Они используют милые словечки, которые хочет слышать компания. Они говорят об «открытости и честности», «преданности» и «синергии», зная, что руководство постоянно замалчивает важнейшую информацию, в забегаловках персонал произносит совсем иные слова, чем на собраниях, судачит о том, что все отгородились в своем маленьком мирке.

А дома они всем досаждают и всех достают. Они говорят то, что чувствуют в действительности: что их босс — свинья, менеджер отдела слишком самонадеян, служащие думают только о себе, а их отделяют годы и годы от требуемой финансовой надежности. Действительно, не хотел бы я поменяться местами с профессионалами, выбравшими такой путь.

Другая группа профессионалов превращается в жизнерадостных придурков, которые ищут интеллектуальное спасение в кипах книг из серии «Помоги себе сам», а также на дорогостоящих семинарах и конференциях. Они узнают все об исцеляющих приемах, которые при правильном применении способны сотворить чудо в их организациях. Учатся ставить цели, создавать планы действий и выполнять их, не вредя другим Или изучают новые типы людей с соответствующими характеристиками: «Если вы смиритесь с причудами другого человека, то увидите, как гладко пойдут дела». Или они выясняют, что у людей есть темные стороны, и начинают называть их «ловушками».

Поговорим о ханжестве: «Ваша оппортунистическая и садомазохистская жестокость — настоящая ловушка для вас». Только представьте всех этих менеджеров, несущих ответственность за миллионы евро, которые говорят: «У вас ловушка». Ха! Как же! Потом они узнают, что нужно помогать другим выбираться из ловушки и, чтобы сделать это, требуется сначала разобраться в собственных ловушках.

В конце концов, они прибегают к гуру, которые знают все о счастье: счастливые рабочие, счастливые боссы, счастливые клиенты, счастливые акционеры, счастливые банкиры. Нет больше недоверия, ударов в спину и манипуляций, стоит только пройти двенадцать, двадцать или пятьдесят ступеней. Вам и всем остальным.

М да. Я не понимаю одного: если счастье так доступно и его можно методично добиться (по крайней мере, если мы поверим в предсказания), то почему я не вижу всего этого вокруг себя? Почему не встречал счастливого служащего? Честного менеджера? Улыбающегося коллегу, которым движет внутреннее убеждение? Нет, единственные счастливые люди — это Пророки, распространяющие Послание. Кто не был бы счастлив с таким количеством учеников и последователей?

Все было бы нормально, не зайди это так далеко. Если бы Пророки были просто шарлатанами. Но ситуация гораздо серьезнее, чем мы можем представить. Их методы не только не эффективны, они приносят вред. Они увеличивают боль. Пропасть становится шире. И все заканчивается хуже некуда.

Есть только один способ — сделать бред приемлемым. Потому что мы никогда не сможем полностью выбраться из того болезненного состояния, в котором оказались. А решение простое, очень простое. Начиная с сегодняшнего дня, мы перестаем пропускать повседневную действительность через жернова приличий. Эти жернова не помогают, они ведут в никуда. В тупик. Нет, с этого момента мы будем использовать только нормальный язык. Язык зависти, жестокости и ненависти. Язык злобы, холодности и власти. Язык, который пленяет, унижает и растлевает. Язык негодяев, язык крыс!

Культурный язык — Нейтральный язык — Крысиный язык

Работающий руководитель — Менеджер — Босс

Наставничество лидерства — Демонстрация — Стоять за спиною

Воодушевлять — Мотивировать — Манипулировать

Коллега — Исполнитель — Ублюдок

Ловушка — Слабость — Грубость

Мотивация — Интерес — Наживаться на чужом кармане

Ориентированный на результат — Действенный — Доминирующий

Преданный идее — Выполняющий свою работу — Низкопоклонство

Методики — Действия — Грязные приемы

Поставленная задача — Бизнес план — Чушь

Сила — Влияние — Власть

Вопрос — Проблема — Гадюшник

В этой книге мы попытаемся использовать язык негодяев, которых мы называем «оппортунистами», потому что они высчитывают, составляют планы и наносят удары. Это вызывает неприятные эмоции, сопротивление и неверие в то, что действительно существуют такие испорченные и оппортунистически настроенные люди. Да, и их множество.

Тогда объясните, почему именно это решение — именно оно, а не те два, которые вы отвергли, — делает менее болезненным разрыв между опытом и оздоровленным взглядом на нашу профессиональную деятельность, если результатом является такая смесь эмоций и реакций? Нет ли здесь противоречия?

Есть. Но только для тех, кто любит книги со счастливым концом и обман. Только они будут возражать, смущаться и бессознательно искать спасения в знакомых, милых словечках. Однако для тех, у кого хватит мужества счистить разросшуюся коросту и заглянуть демону компании прямо в глаза, кто осмелится сделать следующий шаг и вступить в ряды считающих себя крысами, — для них начнется новая игра, которая поднимет их на новый уровень восприятия. Они обретут успокаивающее снадобье, которое вытянет гной интеллектуального бреда. В моем письме я предлагаю вам холодные компрессы, повязки и теплые одеяла.

Обсудив вопрос «как быть крысой?», мы преодолеем разрыв между милыми словечками и каждодневной деятельностью. Это является главной причиной написания данной книги. Однако появление крысы — это совершенно другая история.

Появление



Несколько лет назад я участвовал в крупномасштабной реорганизации среднего и высшего профессионального обучения. Она включала введение новых методов обучения, новых материалов, новых форм администрирования, объединений и альтернативных способов правительственного финансирования. Я исполнял роль руководителя проекта. Это означало, что мне приходилось часами сидеть за столом с заведующими, директорами колледжей, методистами, менеджерами по подбору кадров и специалистами по связям с общественностью, пытаясь направить беседу в продуктивное русло.

За это время я наговорил по телефону на астрономическую сумму и выпил бессчетное количество чашек кофе. Вскоре я понял, что все «открыты», как замурованные устрицы, и лично участвуют в повседневных делах не больше, чем акционеры участвуют в делах рабочих. Все пытались смыться под любым предлогом: личное расписание, неоплаченный счет. А препирательства были исключительно дружелюбными.

Помню, как я имел дело с одним директором школы. Ему предстояло решить вопрос о слиянии с другой школой, и он тщательно выбирал из трех потенциальных «невест», чтобы заключить наиболее выгодный «брак». В этом не было ничего плохого. Но потом я обнаружил, что этот тип был заинтересован только в одном: в получении самой лучшей, вернее, самой высокой, должности в новой организации. В этом также не было ничего плохого.

Так что же делало этого человека крысой? Почему он стал примером для нашей инструкции? Он внимательно оценивал «приданое», которое ему предстояло заплатить. В конце одной из наших встреч, в момент беспечности, он сказал мне:

— Йооп, тогда я буду ректором. И я согласился с ними, что придется избавиться от половины моих сотрудников. После этого мы объединимся. Это сэкономит массу денег. Теперь я легко избавлюсь от них — от ненужного балласта. В других школах слишком много сотрудников. Если я приведу своих людей, то ситуация ста нет просто невозможной. Поэтому в обмен я хочу должность ректора. Все зависит от них: либо я привожу всех с собой и занимаю незначительную должность, либо более дешевая альтернатива и доходное место для меня. Жизнь — это всегда выбор.

Да, жизнь — это всегда выбор. Я ехал домой со смешанными чувствами. Меня восхищала хитрая расчетливость, злила собственная наивность и мучило неверие в то, что такое возможно… Думаю, именно тогда я впервые прошептал: «Ну и крыса! Потрясающе. Такие люди гораздо интереснее, чем все эти занудные советники, которые ходят по организациям и проповедуют корпоративное спасение». Я встречал еще больших крыс. Их легко заметить натренированным взглядом.

Однажды я отправился на ознакомительную встречу по поводу новой работы. В полдень того же дня я беседовал с человеком, который пристал ко мне с ножом к горлу. Он хотел то, он хотел это. Адреналин все еще пульсировал в моих венах, когда я в великой спешке прибыл в отдел для знакомства с моими будущими коллегами. Когда они спросили меня, чем я занимался в последнее время, я мог ответить только:

— Я имел дело с крысами. С крысами всех форм и размеров. Мужчинами крысами, женщинами крысами. Хорошими крысами и злобными крысами. А знаете, какая между ними разница?

Молчание.

— Нет? Хорошую крысу распознать невозможно. Вы можете узнать только плохую крысу. Хорошая крыса никогда не распространяется о своих приемах и нанесенных мастерских ударах. Я — плохая крыса. Крысы выглядят, как все остальные. У них нет странных наростов на голове или шрамов на щеках. Они похожи на обычных мам и пап, заботящихся о своих детях в уютных загородных домах. Посмотрите на тех, кто сидит рядом с вами. Они могут быть крысами. Они могут вынашивать злобые планы, замышлять против вас, против любого другого.

Мои коллеги переглянулись, посмотрели на меня и рассмеялись.

Именно тогда я подумал, что мне нужно читать об этом лекции под названием «Как быть крысой» и рассказывать обо всех тактических приемах и грязных трюках, которые использует крыса. Но прошло еще два года, прежде чем я накопил достаточно мужества, времени и желания, чтобы заняться разработкой такого курса.

Однажды, когда дела шли ни шатко ни валко, я сидел за письменным столом и думал: «Настало время заняться планом лекций». Я открыл мой ноутбук, создал новый документ, который назвал «План лекций о крысах», и начал, как и подобает хорошему лектору, составлять список задач: в конце курса слушатель должен быть способен анализировать места действия, выбирать крысиные методы и применять их…

В этот момент зазвонил телефон.

— Это М. из Университета X. Я звоню, чтобы спросить: не хотели бы вы выступить на семинаре, который мы организуем для выпускников? Они чувствуют, что профессоры прижали их к ногтю и используют. Согласны поддержать их?

«Они хотят, чтобы я преподавал, — подумал я. — Они хотят, чтобы я витийствовал о j'accuse3. Какое совпадение, что в данный момент я обдумывал курс лекций о политическом манипулировании в компаниях!»

— М., — ответил я, — не собираюсь я стонать и скрежетать зубами вместе с группой студентов. Это только утвердит их в роли жертвы. А от этого никому не будет лучше. Но я только что составил курс лекций (чистой воды ложь), который называется «Как быть крысой». Разве это не будет интересно выпускникам? Тогда вы сможете обучить их тонкому искусству вредить и изводить их профессоров и кураторов. Как вам это? Кстати, вы знаете, как сделать мальчика для битья? Я могу рассказать и об этом.

М. рассмеялся и, кажется, заинтересовался. Мы приступили к обсуждению деловых вопросов. У меня было ровно четыре недели, чтобы все подготовить. После этого я отправился на юг и в течение трех вечеров обучал моих первых учеников тому, как жить в канализации. Тогда я еще не знал, что в будущем мне придется много путешествовать и читать лекции. И уж конечно, я не думал, что буду писать вам письмо об этом. Рассказывать вам все о крысах и их многочисленных личинах.

Краткое путешествие по канализации



Далее мы подробно рассмотрим некоторые вопросы. Для вашего удобства я сделаю их краткий обзор.

Проверка


В начале письма содержится тест, проверка. Большинство профессионалов знакомы с подобным самотестированием. Это что то вроде: «Каким лидером я являюсь?»; «Что я за личность?»; «Имеются ли у меня задатки, необходимые для достижения успеха?».

Мое письмо было бы неполным без такого рода теста, поэтому в следующей части письма я предоставлю вам массу возможностей. Конечно, вы оцените этот тест как высоконаучный и тщательно «выверенный». Поэтому вы сможете полагаться на результаты. Еще важнее то, что результаты представлены в виде «формулировок», которые отражают истинные качества крысы. Это будет обсуждено более подробно.

На арене


Некоторые немного разочарованы тем, что крыса тратит так много времени на наблюдение и так мало — на непосредственно «действие». Но именно так и должно быть. Хорошая крыса атакует не более трех раз в месяц, каждый раз тратя на это не более пяти минут. Но она знает, что при нападении победа ей гарантирована. И она празднует победу молча, никогда не рассказывая о ней другим.

В этой части мы рассмотрим арены организаций: поля сражений, боксерские ринги. Те, кто умеет это делать, подготовлены лучше, чем их противники. Они могут вынашивать свои планы. Самое трудное в этом — подобрать нужных исполнителей. Что движет людьми, которые служат в компании, каких выгод они ищут?

И если после этой части вы будете продолжать думать, что все еще ничего не сможете сделать, что у вас нет власти, то вам следует забыть об оставшейся части письма.

Девять источников власти


Власть есть у всех. И у всех имеются источники власти. К сожалению, не все способны с одинаковой легкостью пользоваться этими источниками. Искусство заключается в том, чтобы прорываться вперед с той властью, которая у вас уже есть, и получить как можно больше той власти, которой у вас пока нет.

Мы бросим взгляд на силу монополий. Крайне рекомендуется. А как насчет тех возможностей, которые предлагают сами организации и их методы работы? Вы получите больше способов раздражать, чем можете себе представить. И не надо недооценивать ваше тело: в нем также много власти. Если хотите углубиться во все это, тогда следует рассмотреть «подавление при помощи тотальной слежки». Это уникальный источник различных выгод и удивительных возможностей. Я также расскажу об общедоступных источниках власти: друзьях, структуре. А закончу искусством перевоплощения, потому что тот, кто не умеет очаровывать, никогда не преуспеет на арене.

Приемы и шаги


Со времен Макиавелли создавались бесчисленные своды правил, в которых детально расписывались золотые «можно» и «нельзя» для безжалостного правителя. В моем письме из сточной канавы мы обсудим наиболее важные тактические приемы, используемые крысами.

Мы займемся необходимостью скрывать свою истинную природу. Хорошую крысу невозможно распознать. Мы знаем, что это также справедливо в отношении террористов. Большинство злонамеренных людей ведут нормальный и респектабельный образ жизни, избавляясь от любой черты характера, которая способна показать, кто они на самом деле, и проявляя эти черты неожиданно для пятиминутного нападения…

Мы также рассмотрим микротактики крысы, которые можно использовать сиюминутно. Чтобы вы ощутили вкус того, что вас ожидает, мы поговорим о том, как провести в отделе линию фронта и как лучше натравить одного коллегу на другого. Мы будем говорить о тактике подрывной деятельности. Как люди это делают? Как избавиться от менеджера? Как саботировать босса, который действует вам на нервы? Читайте дальше — и вы будете поражены тем, насколько просты эти приемы. Многое будет рассказано о человеке, которым можно манипулировать.

Вы знаете, что наивысшим уровнем гадства является умение сделать себя непредсказуемым? Чтобы ни ваш босс, ни ваши коллеги никогда не были уверены, в какую сторону вы повернете? Это сводит их с ума и дает вам шанс превратить ошибки сотрудников в ваше преимущество. На примере этой игры я объясню бюрократическую работу крысы.

Большая часть работы крысы заключается в использовании слабости других людей ради собственной выгоды. Это то, чем крыса отличается от терапевта. Последний должен манипулировать вами с вашего согласия. Но мы не будем рассматривать это сейчас. Если вы хотите стать хорошей крысой, то должны научиться вынюхивать тайные желания и страхи вашего противника.

Грасиан, иезуитский священник при испанском дворе, четыре столетия назад писал о том, что тиски для больших пальцев можно подобрать по размеру для каждого. И это правда. У каждого человека есть слабое место, каприз, скверная привычка, должок, ребяческие эмоции или глубинный страх — что то, чем можно умело воспользоваться, разрушая его автономность, делая зависимым от внешнего мира. Если вы можете стать этим внешним миром, то он у вас в руках, в вашей власти. Контролировать слабость, контролировать страх — это не так сложно. Нужно только следовать двум правилам.

Широкая панорама


Есть ли что то более приятное, чем шаг за шагом двигаться к намеченной цели: взять верх над компанией, переиграть ваших коллег конкурентов, низвергнуть босса или отнять у него инициативу? Но подобные вещи требуют полного знания тонкого искусства тайных заговоров и конспирации.

Вам нужно решить, являетесь ли вы пассивным или активным. Вы должны обдумать начальный гамбит, середину игры, момент истины и финальный удар, решить, с какой карты ходить и когда, какие карты вам все еще нужны. Планирование времени является самой трудной частью игры крысы.

Если вы действительно хотите участвовать в некой тонкой баталии в вашей компании, в борьбе не на жизнь, а на смерть, то неизбежно настанет момент истины. И тогда вам остается надеяться, что вы спланировали все, до последней детали, ничего не упустили, предвидели каждое движение и подготовили самый умный ход, который когда либо был разыгран.

И, тем не менее, вы можете проиграть. Ваша хватка была недостаточно крепка. Вы были недостаточно хитры. Или вам изменила удача. Что тогда? Обладаете ли вы noblesse oblige4 побежденной крысы? Осмелитесь ли вы повернуться к компании спиной, отказаться от имеющихся роскоши и положения с перспективой продавать номера «The Big Issue»5 бывшим коллегам и ограничить приятные поездки в «Sainsbury»6 за покупками? Если такое будущее вас не волнует, тогда вы будете сильны в крысиной игре.

Но обещайте мне одну вещь: если вы проиграете битву за что то действительно важное, обязательно уходите. Смиритесь и начните снова, но никогда не оставайтесь. Потому что, если вы останетесь, победители будут обращаться с вами, как с грязью, приставшей к их подошвам.

На волнах традиции


В этом разделе мы рассмотрим некоторые ключевые моменты в истории власти. Все приемы, которые применяются сегодня, являются частью давней традиции, и мне кажется, что профессионалам важно знать корни этой традиции. Но есть еще кое что.

Во первых, знание уменьшает одиночество. Вы начинаете понимать, что другие решали похожие задачи и сформулировали свои решения.

Во вторых, традиция — это набор плодотворных и бесплодных мыслей, идей и методов. Вы сталкиваетесь с ними в поговорках, притчах, баснях, метафорах, ужастиках и тому подобном. Вы всегда являетесь частью коллективного умения или неумения. Традиция сравнима с Интернетом: там вы можете найти все, уже зрелое и готовое к употреблению. Знание делает вас свободным. Вы можете отвергать, принимать или повторно использовать традицию, но никогда не сможете сделать вид, что ее не существует.

И, наконец, знание своих корней придает гибкость вашим политическим интригам. Вы находите постоянно возрастающее количество альтернативных ходов. Более чем достаточно причин для короткого разговора о примерах политических схваток.

Эпилог


В конце я написал короткий эпилог. В нем я обобщил содержание моего письма. Именно так и будет рассказана эта история.

Внимание



Несколько слов о структуре этого письма из сточной канавы, прежде чем вы перейдете к самотестированию.

Меры предосторожности


Читая эту книгу, вы познакомитесь с разными людьми: отвратительным боссом, мерзавцем коллегой, доносчиком. Если у вас поднимется уровень адреналина, значит, все в порядке. Так и должно быть. Физическое возбуждение жизненно важно. В конце концов, Шопенгауэр определял тело человека как вместилище воли.

Тем не менее, нельзя позволить захлестнуть себя уязвленной гордости, жажде разрушения или животной агрессии. Это может быть опасно. Интеллект постоянно должен все контролировать. Именно поэтому следует принять меры предосторожности: делайте регулярные перерывы, чтобы в одиночестве обдумать вашу ситуацию; сократите переписку по электронной почте и болтовню по мобильнику; найдите приятеля, с которым можно составлять и тайно вынашивать ваши планы; развивайте в себе тонкое чувство юмора, самоуничижения и склонность к преувеличению. Загородный дом — это прекрасный способ борьбы с темными сторонами, как в других людях, так и в себе самом. Лично я немало преуспел в этом направлении.

Предупреждение о случайном совпадении


В течение многих лет люди признавались мне в их больших и малых интригах, о которых я расскажу в моем письме, когда сочту нужным. Но я сохранил анонимность и сделал их неопределяемыми, чтобы защитить интересы тех, кто мне доверился. И как я уже объяснял, меня больше интересует структура гадства, чем раскрытие очередного скандала. Хотя, должен признаться, временами было трудно удержаться от соблазна. Однако всякое сходство с реально существующими менеджерами, управляющими, представителями профсоюзов, акционерами и подонками не имеет отношения ни к одному человеку, живому или мертвому, и является случайным совпадением.

Я полагаю, что вы — душевно здоровый человек, который достаточно хорошо знает себя и полностью отдает отчет в том, чего он хочет, а чего нет. Поэтому вы должны взять на себя всю ответственность за любые действия, которые можете предпринять в результате прочтения этой книги. Автор не может считаться ответственным за эти действия. Не утруждайте себя и не жалуйтесь мне на то, что вас уволили, преследуют по суду или ваш муж вышвырнул вас из дома. Я всегда буду утверждать, что эта книга никогда не претендовала на серьезность.

Добро пожаловать в канализацию.


  1   2   3   4   5   6   7   8